Ходил уже к психологу я раз. Все без толку!

“Да ходил я уже к одному. К этому, к психологу. Не помогает”.

Верю, потому что у меня у самой так было. Ходила к одному. А у меня клиническая депрессия. А он не заметил, ну вот как-то упустил из виду тот факт, что я каждый день плачу, что я теряю смысл, что у меня сон нарушен и нервишки ни к черту. Психолог мне разные НЛП-шные упражнения подсовывает, а я выхожу и опять плачу. Я после этой терапии много лет обходила психологов стороной. От обиды. Потому что невропатолог, к которому я чудом по диспансеризации попала, вернул меня к жизни примерно за пару месяцев. А психолог чуть не угробил окончательно.

Но бывает и второй вариант. Ты ходил к психологу и думаешь, что тебе не помогает. Но ты кое-чего пока не заметил, как не замечаешь, например, делая изо дня в день 20 приседаний, что сегодня тебе чуть легче их сделать, чем вчера, а завтра опять чуть легче. И лишь, оглянувшись, через год-полтора вдруг понимаешь, что приседаний уже 60, и структура мышц совершенно иная, и походка твоя изменилась, и настроение по утрам бодрее.
Это как в той истории, когда человек, глядя на следы своей жизни на песке, упрекал ангела-хранителя в том, что в самые сложные периоды ангел его покидал, ведь следы сопровождающего куда-то исчезают, и остается лишь один ряд, а ангел с грустью говорил, что именно в эти моменты он нес человека на руках.
Нет, я не ангел, я еще жива. Никого на руках не ношу, клиенты сами передвигаются, а я лишь рядом, лишь до той степени, до которой им нужно и до которой они сами меня готовы позвать. Но сегодня почему то с грустью вспоминаю одну клиентку, слетевшую с терапии в момент отчаяния, решившую, что ей ничего не помогает именно в острой фазе, вполне закономерно накрывшей ее в длительной поездке, в период, когда мы не работали. И никакие контрактные договоренности не властны над человеком в кризисном штопоре самообвинения – «
я безнадежна, я старалась, все зря, терапия не работает, и нет никакого смысла».

Я знаю, что все, кому нужно возвращаются. Я верю в то, что на расстоянии, через какое-то время можно пересмотреть и переоценить то, что было. И все эти возвраты все равно неожиданны и каждый раз удивляют меня тем, ЧТО именно клиенты помнят из процесса. Потому что выносят и запоминают они по большей части совершенно не то, что помню я, и я с восхищением слушаю об их изменениях, каждый раз сталкиваясь с некоторой сложностью в присвоении себе хоть какой то роли в их процессе.
С переменным успехом пребывая в личной терапии уже более пяти лет, я, как клиент, тоже вижу приливы и отливы во внутреннем ландшафте: эти случаи окрыленности и разочарования, это желание сбежать, скрыться от терапевта и срочно, срочно его найти, моменты стыда (опять я с тем же, мы ведь уже говорили об этом, а я все ною) и моменты отчаяния (да я ж пять лет назад с этим разобралась, из какого скрытого доселе подвала эти скелеты вновь ломанулись?)

Некоторым утешением для меня, а также для тех, кто думает сегодня о том, что, возможно, его терапия не так эффективна, как хотелось бы (ведь приходится вновь возвращаться к проработанным темам) может служить тот факт, что такие великие как И.Ялом, Ролло Мей, К. Хорни и многие другие десятилетиями (!) пребывали в личной терапии, но попадали на те же грабли, возвращались, как и мы, к тем же темам, и сами искали утешения у мудрых, например, у Ницше, сказавшего, что: «В минуты усталости нас одолевают давно преодоленные понятия».

Будем помнить об этом в минуты нашей собственной истощенности и слабости и будем к себе (и своим терапевтам 😊) добрее. Нам предстоит долгий и очень интересный путь