Неожиданная совместность. Как нам жить на карантине?

Примерно половина моих вполне себе взрослых знакомых и клиентов, живших в доковидные времена собственными домами, оказались на изоляции с родителями. Некоторые не с родителями, но отселившимися ранее, а теперь вернувшимися взрослыми детьми. У кого-то вообще fullhouse: и родители, и дети, с которыми раньше встречались максимум по праздникам, собрались в семейном загородном доме и, похоже, не скоро смогут позволить себе расстаться.

Чего можно ожидать?

И в этой неожиданной для многих расширенной семейной комбинации возникли разные психологически коллизии, часть из которых подлежит, конечно, корректировке, но часть точно нет. И я думаю, что полезно было бы сформулировать реалистичные ожидания, потому что многие слишком корят себя за неспособность ужиться, переживают, что вылезли какие-то сложности, которых вроде и не было, ожидают или тайно надеются, что вот именно сейчас, в карантинно-стрессовом кризисе они все, что раньше недовыяснили смогут утрясти и обрести, обижаются на возникающее недопонимание и серьезно обостряют градус, ужасаясь и разочаровываясь друг в друге.

Безусловно, можно рассматривать это зачастую вынужденное сосуществование, как возможность что-то улучшить в отношениях. Но. Давайте признаем. Мы недаром стремимся отделиться в собственные дома и крайне редко добровольно остаемся жить расширенным составом семьи (иногда вынуждают жилищные условия, но мы в большинстве своем предпочли бы раздельно). У нас давно нет бытовой необходимости жить большой семьей, совместно обрабатывая землю и защищая потомство, а отдельно жить удобней и это не случайно.

Чем нас больше вместе, тем больше уровень компромиссов, тем отчаянней явная или тайная борьба за границы, власть, влияние и прочие прелести. Мы — те, что привыкли жить отдельно от родителей или выросших детей, не собирались вообще то тратить на это свои силы, ведь мы уже сформировавшиеся взрослые люди с собственными правилами проживания, собственными ценностями, собственными представлениями о том, как надо организовывать пространство и режим, во сколько вставать, как и чем питаться, как разговаривать с детьми, в какой степени и до какого предела уместна совместность. Мы эти представления не собирались навязывать, жили себе, кое-как согласовав границы и найдя разные способы справляться со сложностями, с теми, кто входил в «малую» семью.

И тут шандарах. С завтрашнего дня вы живете не вдвоем с мужем, а теперь еще и с его родителями, а также с приехавшей погостить взрослой дочкой на грани развода и ее сыном (вашим внуком). И постепенно выясняется, что дочь с внуком справляется плохо, он избалован и ест не то и слишком много, родители мужа напротив считают, что мальчик недоедает, а также обижаются, что вы предпочитаете завтракать отдельно от всех, поднявшись в свою комнату.

Вам ненавистен звук постоянно включаемого ими телевизора, вы переживаете, что внук окончательно отупеет от новостей первого канала, но ничего не можете поделать с этой милой родительской привычкой, и это лишь маленький штрих к большой картине противоречий, взрывающихся в совместном вынужденном проживании нескольких поколений.

И вот что я хочу сказать. Они часто не решаемы. И в нашей обычной жизни мы бы даже и не стали их решать, разрешив каждому быть таким, какой он есть, просто разъехавшись по отдельным квартирам и домам. И я не вижу такой уж большой в этом проблемы. Не все противоречия разрешимы, некоторые требуют слишком много сил, при минимальном эффекте, а в жизни в конце-концов есть еще другие интересные задачи, кроме доказательства, что твой образ действий (мыслей) имеет право на.

Опять же, не надо забывать, что условия для их разрешения крайне неблагоприятные. Мы в стрессе, вне многих привычных возможностей, помогавших нам раньше с ним справляться: вне общения, кафешек, походов, спортзалов, танцев, выходов в театры-кино-концерты, вне возможности запланировать отдых. А еще кто-то боится за свое здоровье, кто-то за близких, кто-то теряет доходы, все зависли в неизвестности и неопределенности и на этом шикарном фоне я бы не стала ожидать от нас от всех подвигов и успехов в разборе семейных скелетов.

Давайте сформулируем задачу минимум, а она в моем представлении будет звучать так: найти приемлемые, максимально уважительные к друг другу способы сосуществования с максимальным предоставлением свободы выбора образа жизни каждому поколению.

Что это означает на практике?

Попытаться найти общую почву – то, что всех объединяет — и при желании практиковать (без насилия, с уважением принимая любой отказ от участия). Такой общей почвой может быть совместный просмотр фильмов, настольные игры, домашние пироги, музыкальные вечера, шарады, прятки или даже разбор чердака и семейного архива. Но не семейных скелетов, только не их! Скелеты оставьте до зомби апокалипсиса.