Невыносимая бессмысленность бытия

Вот мне кажется чтение- Виктора Франкла – психолога, написавшего книгу в концлагере под названием “Сказать жизни – ДА!” – идеально подходит к решению основного вопроса кризиса среднего возраста. Потому что, по сути, он (кризис) о потере ранее привычных смыслов и целей, когда все достигнутое ранее уже не радует, обесценивается, и ни повторением прошлого, ни побегом от него, ни пассивным созерцанием не дается ответ на вопрос: а чего ради дальше жить? И если цели и задачи первой половины жизни ясны и определены социумом – учеба, карьера, дом, дерево, человек, то чего ради скрипеть еще лет 40 после их достижений совершенно не очевидно.

Правда как раз поверить в свою уникальность и ценность самого процесса жизни, что собственно призывает сделать В.Ф., вне достижения конкретных, поставленных социумом целей бывает крайне сложно, потому что непривычно. Мне кажется, это как переключить способ питания от бензинового на солнечные батареи (не питалась ни разу ни бензином, ни солнцем, но чем эта метафора хуже других?). Короче это полное перерождение, но без разрушения, и с сохранением предыдущего функционала, в обновленной версии для нового типа существования.

Я нескромно считаю, что давно написала пару прекрасных исчерпывающих статей по теме приложу их в комментах, но по правде, Джеймс Холлис, конечно, намного лучше и намного раньше все написал в книге “Перевал в середине пути”, а я лишь переосмыслила собственным и клиентским опытом, так что казалось бы, зачем опять, опять о кризисе среднего возраста?

Но количество людей, входящих в этот кризис ежегодно увеличивается, ну в смысле обновляются ряды, и те, кому еще вчера было не актуально, сегодня с удивлением обнаруживают себя распластанными, остекленевшими глазами озирающими свое прошлое, настоящее, пытающимися в тумане разглядеть будущее и вопрошающими с ужасом: это что, и была моя жизнь? Моя ли? Как я тут очутился вообще? И зачем? Зачем это все? И куда дальше, если все так бессмысленно, а цена ошибки выбора при этом так велика по сравнению с ошибками, которые в молодости все кажутся поправимыми, потому что ведь жизнь бесконечна в те времена?

А мне все также интересно с людьми в кризисе работать. Так что хочу напомнить, что в этом липком, оцепенелом слегка измененном состоянии сознания важно помнить, что:

1. Это процесс выработки новых, личных собственных правил жизни. Конечно, часть вы унаследуете из прошлого, но часть будет абсолютно новой, исключительно вашей, потому что создана вами под вашу уникальную жизнь, отражающую наконец ваши личностные особенности (не всегда учитываемые в первой части жизненного пути). И это интересно, вам потом с этим новым набором понравится, поверьте!

2. Это процесс признания потерянных, ушедших по разным причинам в тень собственных частей, встреча с утраченными, заброшенными, не признанными способностями, интересами, возможностями, сопровождающийся в том числе и сожалением о том, что они так долго отвергались. Заканчивается он интеграцией, в которой при расширении и обогащении палитры взаимодействия с жизнью, другими людьми и собой, одновременно признаются и остаются в доступе старые способы. Помните об этом, постарайтесь не разрушить все прошлые достижения, некоторые из них еще точно пригодятся.

3. Несмотря на то, что в кризисе часто грустно, непереносимо, бессмысленно и по ощущениям бесконечно, у всего, чему не будем сопротивляться, есть счастливое завершение.

4. Сопротивление кризису часто выражается в попытке оставить все неизменным (что совершенно невозможно, как вы понимаете), либо в попытке действовать в новых условиях старыми способами. Такие «застрявшие» в безвременьи, так и не перешедшие в новое качество люди есть, но боже, как же они невыносимо, до боли скучны в своих попытках отрицать изменения. Эти все, кто бубнит про то, что раньше было, а нынче все не то, это «молодящиеся», не признающие объективную реальность, это все те, кто без попытки измениться повторяют, как заезженная пластинка старые заходы, и так и остаются нереализованными, недовоплощенными, как недописанный рассказ, в котором ведь могла бы быть очень увлекательная вторая часть и финал, но вместо этого автор решил зачем-то повторить первую , ну и где-то по пути, не выдержав бессмысленности, сам от скуки и помер.

5. Все заканчивается, когда мы находим некое занятие с потенциалом личного развития, то, ради чего нам опять хочется вставать по утрам, и это зачастую не обладает привычными чертами конкретных целей (типа завоевать весь мир), но зато позволяет получать удовольствие от процесса без сильного беспокойства о конечном результате, ибо все материальные и измеримые результаты мы к тому времени познали, а внутренние, к которым по большей части теперь обращено наше внимание, удивительно безбрежны.

6. В целом кризис среднего возраста можно считать завершенным, когда мы вновь начинаем получать радость от жизни, причем научаемся замечать самые простые ее составляющие, приносящие удовольствие, и вместе с тем находим личный, вдохновляющий нас смысл в оставшейся вполне обозримой части жизненного пути.