Любовь к себе. Это как?

В одном из интервью Ирина Хакамада сказала, что смогла признать свою красоту лишь после 40 лет, выйдя замуж в третий раз. Мне кажется это примерно тот возраст, к которому не только Ирину, но и большинство женщин наконец покидает суета относительно несоответствия собственной внешности неким задранным стандартам, и, что приятно, не всем при этом даже требуется третий муж.

Просто в один день понимаешь: ты не та, кем хотела когда-то быть, ты та, кто есть, но и это неплохо. И ты даже себе нравишься. И даже не только себе. И в этот момент трюизм «полюби себя сам, и другие тоже потянутся к прекрасному», вдруг обретает жизненные и реалистичные очертания: оно работает!

Честно говоря, я долго не могла понять, а КАК это полюбить себя? И вообще слегка сомневалась, есть ли там, что любить, в этом прямо скажем не идеальном создании? И если все-таки полюбить, то как конкретно? И как в конце-концов понять, что это и есть любовь?

И кого не спрошу из подруг, так все хором рассказывают, что зачем-то раньше вообще себя не любили и страдали недовольством собой. Большинство в безнадежной тоске замеряли длину ног и окружность талии, с лупой выискивали недостатки в своей юной и идеальной с точки зрения вечности внешности, стеснялись, сравнивали себя с «настоящими» красотками, мучались, считали, что непривлекательны, а значит никому не будут нужны: кудрявые хотели распрямить волосы, а те, у кого были гладкие, завивали; большая грудь вечно слишком большая и неудобная, одежда то давит, то тянет, а взгляды оскорбительны, маленькая, ну вы понимаете — взгляды оскорбительны, одежда не сидит, а издевается, лишь подчеркивая размер, а плач, который я слышала про ноги толстые-худые-короткие-кривые-круглыеколени-острыеколени вы читать не хотите, потому что он бесконечен, а я столько и не напишу.

Кратко говоря совершенство существовало, но лично для каждой отдельно взятой женщины всегда где-то в ком-то другом.

И ничто не изменилось. Из 10 моих клиенток лишь одна будет довольна своей внешностью и чаще всего та, что довольна, как раз близка к 40 годам. Не претендуя на исследовательский подход (все-таки статистика моя невелика, да и выборка не соответствует научному подходу, подозреваю, что картина была бы совершенно другой для стран, придерживающихся иной культуры воспитания детей) я все же предположу, что мы в большинстве своем проходим некие общие закономерные этапы в отношениях с самими собой. И в том числе в отношениях с собственной внешностью, которые являются хоть яркой и диагностической, но лишь частью нашей самооценки.

Хотя иногда встречаются люди, которые находятся в здоровых отношениях с собой прям с юности. Я недавно с такой девушкой познакомилась. Любовалась ею бесконечно. И не потому, что она была так уж прекрасна: самая обычная, в очках, немного на мой вкус полновата. Но ее спокойная уверенность на право быть такой, какая она есть, без всякой борьбы с весом или иными «недостатками», ее искреннее признание, что она никогда не слышит в своей голове критический голос, подзуживающий «как ты могла сказать-сделать-подумать-такую глупость, да ты идиотка, ты тут не высовывайся и проч …», ее спокойное удовлетворение собой поразило меня и порадовало. Господи, оказывается производит земля наша людей, которым уже от рождения дана здоровая самооценка. Какое счастье!

Но я отвлеклась.

Откуда же произрастает любовь к себе?

По прошествии лет я думаю, что любовь к себе уходит корнями в уязвимость и нежность. И это не случайный, это намеренный союз: собственная уязвимость, собственное несовершенство требует нежного отношения.

Любовь к себе растет из сострадания, из прощения, из способности переживать стыд. Стоит ли говорить, что мы интериоризируем эти качества, если нас растили бережно, вне жесткой критики и сравнения? И стоит ли говорить, что в поколении +-40 таких крайне мало?

Во взрослом человеке детство очень сильно, а потому в голове у большинства моих ровесниц, да и женщин моложе, так и сидит жесточайший, злейший критик, чьи высказывания далеки от того, что мы могли бы назвать сочувствием или состраданием. И только осознанная борьба с ним приводит нас в итоге к принятию себя. На это и уходят годы, годы труда…а ведь могли бы пойти на что-то более интересное…

В общем, скажу так: чтобы повстречать любовь к себе, нужно забыть о том, что есть другие люди, которые о нас что-то там якобы думают, потому что это очень сложно — соответствовать всем представлениям о том, какие мы «должны» быть. Эти попытки не только ведут к потере контроля над собственной жизнью, к бесконечным попыткам угодить, именно ими выложена дорога к недостижимому совершенству, уводящему нас строго в противоположную от любви к себе сторону.

Не существует никаких условий, после выполнения которых так и быть можно себя полюбить. При таком подходе шансы стремятся к нулю. Любовь возможна лишь прямо сейчас, вот со всеми реальными и кажущимися недостатками, с пониманием, что не будет уже другого тела, другого лица, других мозгов, вот с тем что есть, с тем и работаем.

А это и есть жизнь в ладу с собой: способность признать свою неидеальность, способность не гнаться за изменениями ради внешней оценки (на что кстати нас толкает перфекционизм, который зачем то многие путают со стремлением к саморазвитию) и способность быть к себе добрым.