Верность? В чем, кому, зачем?

И какой смысл в верности тела, если ваши мысли постоянно направлены на других?
Поддерживать интерес друг другу первые пару лет не сложно. И даже уважение сохранять можно. А вот вы попробуйте удержать их десять, пятнадцать лет. Когда я пытаюсь понять, что многие пары (кроме быта и общей задачи воспитания детей) объединяет, то выясняется, что в общем-то уже ничего.

При этом взращивание детей все-таки процесс конечный. А быт… достаточно ли просто удобного быта для счастья? Особенно, если пара помнит, что раньше то ее объединяло нечто иное: общая мечта.

Она точно была, хотя мы могли до конца этого даже не осознавать, но была, как бывает в любом, не только семейном партнерстве. Возможно ее не проговаривали, а может быть она и была озвучена – это не важно.
Важно, что мечта могла разочаровать или оказаться не достижимой, а бывает что пара ее давно достигла, а новой не создала, случается и так, что уважение потеряно именно потому, что люди осознали неспособность партнера двигаться к значимой цели, и так и не нашли в себе сил к признанию поражения.

И живут. Без интереса, в скуке, иногда даже не пытаясь найти новые мечты, от страха или по привычке, обливаясь слезами и потом, натирая трудовые мозоли на никому уже не нужной, заброшенной ниве семейной оболочки, утратившей внутренне содержание, сохраняя или не сохраняя телесную верность, да имеет ли это уже значение, если смысл совместной жизни отсутствует?
Я за жизнь. За теплые, насыщенные смыслом и целью отношения и в целом хочу надеяться, что многие можно этим смыслом при желании наполнить. А еще за честность и способность признать в некоторых случаях невозможность осмысленного совместного развития.

В рассказе Моэма «Божий суд» пред господом предстали трое. Муж, жена и еще одна женщина, посвятившая свою жизнь благотворительности. Когда то муж полюбил ту, вторую, но будучи крайне правильным человеком, промучившись сам, измучив жену и возлюбленную, так и не сделал «неверного» шага. Все трое пожертвовали счастьем ради правил и все трое прожили суровую жизнь. Жена в обиде на не любившего, но исполнявшего долг мужа, муж в осознании праведной, такой тяжкой для его души, тела и всего существа «преданности», возлюбленная иссохла, так и не создав семью, так и не полюбив никого и все трое ждали «вознаграждения» хотя бы в жизни загробной. «Да катитесь вы к дьяволу» — сказал Господь. «Это ж надо было так исковеркать все, а…» и плюнул, уничтожив эти души, не достойные в его представлении даже ада, не то, что рая.