Мои обиды сильнее меня

 — Я ничего не могу с этим поделать, это сильнее меня!-   cказала N, слегка съежившись в кресле напротив. Кресло у меня солидное, бордовое, уютное. И в этот момент N, несмотря на свой свои средневзрослые размеры, вдруг стала такой маленькой, почти незаметной на его фоне.

Мы говорили об обидах. Обид было много и в метафоре N  они расселись, как птицы, на проводах над ее головой.  Так было очень удобно контролировать N, которая под их строгими, всевидящими глазами становилась как будто все меньше и меньше.

На какую то секунду я представила себе, что это мои обиды вылетели наружу, что это меня буравят взглядом сверху недобрые, неуправляемые птицы, и поняла, насколько эта картина может быть страшной.

Когда обида больше и сильнее меня?

Когда затрагивает ранние темы, генерализуя весь прошлый негативный опыт в из какой-то болезненной для нас области. Именно поэтому  обиды иногда так сильно захватывают нас, погружая в подобие детского состояния. Состояния, в котором мы по определению слабее, зависимы от того, кто нас обижает, состояния в котором мы как будто не можем противостоять несправедливости.

И тело тут же выражает всю нашу слабость. Я вижу как клиенты словно становятся меньше ростом, а лицо принимает детское выражение. Думаю «обидчики» это неосознанно тоже считывают.

Я люблю работу  с метафорами, потому что в символическом поле все возможно. И вот уже птицы одна за другой покидают провода, столбы становятся маленькими, а тело клиента наполняется энергией, достаточной для того, чтобы в следующий раз дать обидчикам отпор. Не физический – он не нужен, но  моральный.  Потому что внутри теперь есть стержень, опора, потому что удалось увидеть обиды слабыми и удалось разогнать их.

Увы, у меня нет какого-то научного обоснования эффективности работы с метафорами. Лишь практическое, и оно показывает, что метафоры – кратчайший путь к подсознанию. Кстати,  это не только краткий, но еще и очень красивый, а иногда забавный путь. Жаль, что не успеваю записывать или запоминать все образы, которые приходят  в работе.

Так, один клиент назвал себя не просто слоном в посудной лавке, а слоном под метамфетамином, а другой сказал, что его лень –  как нильская лошадь в июльский полдень.  И в такие моменты я всегда думаю: «спасибо, дорогое мироздание! Это ж истинное наслаждение, просто пир духа, честное слово! Пусть они и дальше приходят такие прекрасные. А я буду их слушать и помогать по мере сил своих».